Бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996

Бергер п. Л. Приглашение в социологию: гуманистическая перспектива icon

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9  ...   12

БЕРГЕР П.Л. ПРИГЛАШЕНИЕ В СОЦИОЛОГИЮ: ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА.

М., 1996. 168 с.

Содержание:

Интерпретативная социология.

Социология как форма сознания.

Отступление: переключение и биография.

Человек в обществе.

Общество в человеке.

Общество как драма.

Социологический макиавеллизм.

Социология как гуманистическая дисциплина.

Примечания.

Интерпретативная социология

Питера Бергера

Социологическая наука - не просто абстрактный проект, система

конструктов и переменных, позволяющих объяснить состояние и дина

мику общественных отношений. Это и определенного рода оптика -

интеллектуальная и этическая позиция, избранная социологом, профес

сиональная обязанность которого во всех случаях состоит в том, чтобы

разъяснять людям смысл происходящего.

Одна из распространенных точек зрения, коренящаяся в просвети

тельском рационализме, возносит социолога над суетой повседневности

и позволяет ему взирать на общество как бы сверху и мыслить <объек

тивными> категориями, диктующими людям траектории судеб.

Внимание к тому, что бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996 происходит <здесь и теперь>, задает иную

оптику. Это взгляд на общество со стороны индивида, который всег

да воспринимает социальную реальность в контексте субъективных

значений и, собственно говоря, становится членом общества - со

циализируется, - понимая происходящее и самостоятельно выбирая

свою судьбу. Отсюда трактовка общества как части мира, творимого чело

веком.

Бесконечен ряд свидетельств, что история - не торжественное ше

ствие разума по этой земле, и следовательно, вопрос об ответственности

человека за последствия своих решений не устраняется из социологиче

ского знания, даже если оно стремится стать свободным от ценностей.

Иррациональные сочетания мелочной прагматики и высокой героики,

наивности и пророческого визионерства, благих намерений и негодных

средств часто определяют изменения в институциональной организации

общества. Именно <человеческая> перспектива в социологии дает воз

можность поставить в центр внимания непреднамеренные последствия

кажущихся рациональными действий.

В одном из своих эссе Питер Бергер использует понятие интеллекту

ального озарения (serendipity) для интерпретации неожиданно открыва

ющихся взаимозависимостей между различными измерениями общест

ва. Некто собирается в Индию, но открывает Америку, другой приходит

на деловую встречу и внезапно влюбляется, третий начинает заниматься

социологией и заканчивает философией. Ирония, парадокс и игра прису

щи самой реальности, с которой имеет дело социолог. Но и социолог

должен обладать специфическим феноменологическим зрением - спо

собностью к иронии, парадоксу и игре для того, чтобы диалектически

преодолевать видимости в поиске сущности вещей и событий и воспри

нимать их аутентично - не как окончательно утраченные отчужденным

сознанием, а как результаты человеческой деятельности. <Социология

позволяет осознать силу последствий, в том числе силу (вероятных) не

преднамеренных последствий, - пишет Бергер в монографии <Реинтер-

претированная социология>. - И наоборот, тот, кто возводит в абсолют

мораль, не замечает или по меньшей мере не придает серьезного значе

ния последствиям... С восхитительным постоянством морализаторы вос

производят последствия, диаметрально противоположные их собствен

ным намерениям. Пацифист дает начало войне, бунтовщик - тирании,

пуританин - распущенности>. Именно интеллектуальное озарение,

помогающее увидеть необычное за обычным, составляет ту черту твор

ческого стиля Бергера, которая сделала его работы известными во всем

мире.

Питер Людвиг Бергер родился в 1929 г. в Австрии. Он завершил об

разование в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке, в

которой еще в ЗО-е годы сложилось блестящее сообщество интеллектуа

лов - эмигрантов из нацистской Германии и других европейских стран.

Хорошо зная классические труды К.Маркса, М.Вебера, ЭЛюрктейма,

Бергер воспринял методологическую установку феноменологической

философии и этнометодологии Альфреда Шютца на изучение <жизнен

ного мира> и влияния повседневности на формирование социальных

структур. Книга <Приглашение в социологию>, впервые вышедшая в свет

в 1963 г., стала одним из самых популярных в мире учебников социоло

гии. В ней с удивительной простотой объясняются основные понятия

социологической теории, но главное открытие <Приглашения> - гума

нистическая перспектива. С тех пор книга постоянно переиздается.

Как совместить свободу человека с властью институциональных

социальных порядков? Этот вопрос, сформулированный в <Приглаше

нии>, стал центральным для <интерпретативной социологии> Бергера. В

1966 г. вместе со своим коллегой и другом Томасом Лукманом он напи

сал книгу <Социальное конструирование реальности: трактат по социо

логии знания>, которая тоже стала настольной книгой нескольких поко

лений социологов. <Священный занавес> (1967) - монография по

социологии религии, создала Бергеру репутацию одного из самых влия

тельных религиеведов. Фундаментальные труды Бергера по истории со

циологии, социологии религии, социологии знания, проблемам поли-

Berger Р. The serendipity of liberties I I The structure of freedom: correlations,

causes, and causions I Ed. by R.Neuhous. Grand Rapids, Michigan: William B.Eerdmans

Publishing Company, 1991. P.16.

'' Berger P., Kellner H. Sociology reinterpreted. New York, 1981. P.75.

Имеется русский перевод: Бергер П. Социальное конструирование реаль

ности 1 Пер, с англ. Е.Д.Руткевич. М.: Медиум, 1995.

тики, антропологии, культуры, морали, семьи, многочисленные статьи и

выступления могут составить солидную коллекцию, достаточную для того,

чтобы имя их автора заняло место рядом с выдающимися социальными

мыслителями XX столетия. Это книги <Бездомное сознание> (совместно

с Бриджит Бергер и Хансфридом Кельнером), <Лицом к современности>,

<Социальная реальность религии>, <Обманчивое зрение: взгляды социо

логов на социальные фикции и христианскую веру>, <Слухи об ангелах>,

<Еретический императив>, <Пирамиды жертв>, <Социология: биографи

ческий подход> (совместно с Б-Бергер), <Реинтерпретированная социо-

логия>(совместно с Х-Кельнером), <В мечтах о свободе: комментарий к

энциклике Иоанна Павла 11 <Социальные задачи церкви>, <Власть наро

ду: роль промежуточных структур в социальной политике>, <В поиске

восточно-азиатской модели развития>, <Капиталистическая революция:

пятьдесят суждений о преуспевании, равенстве и свободе> и другие ра

боты.

На русский язык труды Бергера стали переводиться сравнительно

недавно. Причина в том, что его отношение к теории и практике соци

ализма совершенно недвусмысленно. Мечта о всеобщей справедливости

может очаровать лишь тех, кто не догадывается о стоящей за ней реаль

ности - тирании. А самая прозаическая из всех политик - демократи

ческий капитализм - оказывается гарантом глубочайших человеческих

устремлений и надежд. <Мы можем называть это внезапным озарением,

парадоксом, иронией, - пишет Бергер. - Sub specie aeterninatis мы

можем также говорить о благодати>.

<Приглашение в социологию> скорее открывает перспективу социо

логического размышления, чем формулирует устоявшиеся истины. Рав

ным образом и другие бергеровские труды, которые, несомненно, будут

переведены на русский язык, приглашают прилежного читателя размыш

лять над причинами и возможными последствиями событий.

Г-С. Батыгин,

профессор

Sub specie aeteminims (лат.) - с точки зрения вечности.

" Berger Р. The serendipity of liberties. P.17.

Предисловие

Книга эта написана для чтения, а не для изучения. Она - не

учебник, не попытка построить теоретическую систему, а при

глашение в особый мир захватывающих и, как мне представляет

ся, очень важных размышлений. Делая подобные приглашения,

нужно сразу очертить границы мира, в который ведешь за собой

читателя. Однако если читатель примет приглашение всерьез, то

ему нельзя будет ограничиться только данной книгой.

Иными словами, эта книга адресуется тем, кто заинтересо

вался или хочет кое-что прояснить для себя в социологии. Пола

гаю, что в их число могут входить студенты, которым вдруг взду

малось серьезнее разобраться в предмете, а также люди посолид

нее, принадлежащие к мифическому сообществу, называемому

<образованной публикой>. Думается, книга может привлечь вни

мание и социологов, хотя в ней они едва ли найдут что-то новое

для себя. Всем нам свойственно испытывать нарциссическое удо

вольствие от любования фотографией, где есть и наше изображе

ние. Поскольку книга писалась для широкой публики, я старался

по возможности избегать профессионального жаргона, которым

социологи завоевали себе сомнительную известность. В то же

время не хотелось чересчур занижать планку прежде всего пото

му, что считаю подобное занятие недостойным, а также потому,

что у меня не было особого желания приглашать к разговору лю

дей, в том числе из среды студентов, с которыми можно говорить

только на простые темы. Честно признаюсь: из всех доступных в

настоящее время ученых забав считаю социологию своего рода

<королевской игрой> - ведь никто не будет приглашать на шах

матный турнир того, кто и в домино толком играть не умеет.

Подобное предприятие неизбежно обнаружит пристрастность

автора к своей специальности. И это нужно признать откровенно

с самого начала. Книга обязательно вызовет у некоторых социо

логов, особенно в Америке, раздражение своей направленнос

тью, кто-то не согласится с выбором той или иной темы для об

суждения, кому-то покажется, что в ней опущены очень важные

моменты. В ответ я могу только заверить, что старался следовать

центральной традиции, восходящей к классическим работам в

данной области знания. Кроме того, я твердо придерживаюсь

убеждения, что эта традиция сохраняет свою научную значимость

и по сей день.

Сферой моих научных интересов была и остается социология

религии. Это, по всей видимости, будет ясно из тех примеров,

которые я приводил просто потому, что они сразу приходили мне

на ум. Однако я старался не ограничиваться рамками своей спе

циальности, поскольку хотел показать читателю большую <стра

ну>, а не одну <деревушку>, в которой мне довелось <жить>.

Во время работы над книгой я стоял перед выбором: снабдить

ее тысячами сносок или совсем обойтись без них, и выбрал вто

рое, полагая, что книга едва ли много выиграет, если примет бо

лее ученый вид. Имена авторов приводятся в тексте лишь в тех

случаях, когда высказанные ими мысли выделялись на фоне об

щего идейного климата. Некоторые имена указаны в коммента

риях в конце книги, где читатель найдет для себя и некоторые

советы относительно дополнительного чтения.

Всем размышлениям, изложенным в этой книге, я обязан

моему учителю Карлу Майеру'. Подозреваю, что если бы он ее

прочел, некоторые места вызвали бы у него удивление. И все же

он, надеюсь, не счел бы представленную здесь концепцию соци

ологии как слишком большое искажение того, что он завещал

своим студентам. В одной из глав книги я высказываю мнение,

что всякий взгляд на мир есть результат par excellence' молчали

вого сговора. То же можно сказать и о взглядах на учебную дис

циплину.

В заключение я хотел бы поблагодарить трех моих коллег-

<заговорщиков>, с которыми мы много говорили и спорили, -

Бриджит Бергер, Хансфрида Кельнерам и Томаса Лукмана''. Ре

зультаты этих обсуждений они не раз встретят на страницах кни

ги.

П.Л.Б.

Хартфорд, Коннектикут

Par excellence (лат.) - по преимуществу. (Ред.)

Социология

как способ времяпрепровождения

О социологах ходит крайне мало анекдотов, что их очень рас

страивает, особенно когда они сравнивают себя со своими более

удачливыми собратьями - психологами, преуспевшими в захвате

того сектора американского юмора, который традиционно зани

мали люди духовного звания. Психолог, представленный на ве

черинке, сразу оказывается предметом повышенного внимания и

веселья, способных вызвать даже некоторую неловкость. К соци

ологу в такой ситуации проявят не больше интереса, чем к стра

ховому агенту. Для того чтобы привлечь внимание, ему придется

потрудиться не меньше, чем любому другому. Это досадно и не

справедливо, но в какой-то степени поучительно. Дефицит шу

ток о социологах определенно свидетельствует о том, что в со

знании широкой публики люди данной профессии занимают бо

лее скромное место по сравнению с психологами. Однако это,

вероятно, можно считать и показателем неоднозначности бытую

щих в обществе представлений. Вот почему, начиная наш экс

курс в социологию, мы прежде всего поближе познакомимся с

некоторыми из них.

Когда студентам-выпускникам задаешь вопрос, почему они

своим основным предметом выбрали социологию, они чаще все

го отвечают: <... потому что мне нравится работать с людьми>.

Если продолжить расспросы о том, как им видится будущая про

фессиональная деятельность, то вам могут сказать о желании за

ниматься социальной работой. Ответы могут быть и менее опре

деленными, но они все равно покажут, что студент, которому вы

задали вопрос, хотел бы иметь дело скорее с людьми, чем с нежи

выми предметами. К числу такого рода профессий относятся ра

бота с персоналом, коррекция человеческих отношений на про-

10

изводстве, связь с общественностью, реклама, местное планиро

вание и религиозная работа самого широкого профиля. В подоб

ных ответах подразумевается, что приобретение какой-либо из

указанных профессий позволит <работать с людьми>, <помогать

людям>, <выполнять работу, полезную для всего общества>. Сто

ящий за этим образ социолога можно описать как секуляризо

ванный вариант либерального протестантского пастыря, а фигу

ра секретаря местного отделения ЯМКА, пожалуй, заполнит

брешь между освященным и мирским благодеянием. Социология

в данном случае представляется современной версией классичес

кой для Америки темы <улучшения общественного устройства>, а

деятельность социолога - профессиональным наставничеством

на благо отдельных индивидов и общества в целом.

Настанет день, когда появится великий американский роман

о жестоком разочаровании в своих побуждениях, которое сужде

но испытать представителям большинства перечисленных про

фессий. Энтузиазм движет и филантропами, которые идут рабо

тать с персоналом и впервые в жизни близко сталкиваются с жес

токой реальностью забастовки, где им заранее уготовано место

по одну сторону баррикад, и теми, кто идет, горя желанием раз

решать все конфликты, налаживать <связи с общественностью>,

но обнаруживает <изнанку> того, что эксперты называют <кон

струированием согласия>, и теми, кому в местных органах управ

ления быстро приходится постигать азы грязной политики спеку

ляции недвижимостью. Но нас сейчас интересует не <утрата не

винности>, а прежде всего один из образов социолога - ошибоч

ный и неверный.

Конечно же, некоторые наивные мальчики и девочки в самом

деле становятся социологами. Верно и то, что забота о людях

смогла положить начало истории социологических исследований.

Однако очень важно иметь в виду, что такую же службу могли

сослужить злоба и ненависть к людям. Социологическое знание

необходимо любому, кто действует в обществе. Но эти действия

не всегда исключительно гуманны. Сегодня одни американские

социологи разрабатывают в правительственных учреждениях планы

по обеспечению большей жизнеспособности составляющих на

цию общностей. Другие в тех же учреждениях работают над тем,

как разрушить единство враждебных государств, чтобы, если воз

никнет такая необходимость, стереть их с политической карты

мира. Какими бы моральными соображениями ни руководство

вались те и другие, ничто не мешает всем им проводить интерес

ные с научной точки зрения исследования. Сходным образом

криминология как раздел социологии собирает ценную ннфор-

манию о преступности в современном обществе. Эта информа

ция представляет ценность как для тех, кто борется с преступ

ностью, так и для тех, кто заинтересован в ее распространении.

Тот факт, что большая часть криминологов работает на полицию,

а не на мафию, можно отнести на счет этических пристрастий

самих криминологов, взаимодействием полиции с широкой об

щественностью и, возможно, недостаточным интересом преступ

ников к научной премудрости. К характеру информации это не

имеет никакого отношения. Словом, <работая с людьми>, можно

стремиться вывести их из нищеты или привести на скамью под-

судимбк, рекламировать книги духовного содержания или про

сто залезать к людям в карман (легально или нелегально), застав

лять их делать более качественные автомобили или взрывать бом

бы. Однако в таком представлении образа социолога остается что-

то недосказанное, хотя оно верно описывает по крайней мере

начальный импульс, приведший некоторых людей к изучению со

циологии.

Теперь вспомним другое, тесно связанное с предыдущим пред

ставление о социологе как теоретике социальной работы. Этот

образ хорошо согласуется с общей линией развития социологии в

Америке. По крайней мере одним из ее истоков послужила оза

боченность социальных работников, которые еще на заре про

мышленной революции столкнулись с такими явлениями, как рост

городов, а вместе с ним и рост городских трущоб, массовые дви

жения, разрушение традиционных жизненных укладов и, как след

ствие, размывание социальных ориентиров. В свое время подоб

ные проблемы стимулировали значительную часть социологичес

ких исследований, но и до сих пор они нередко побуждают буду

щих работников социальной сферы избирать своей специальнос

тью социологию.

На самом же деле гораздо большее влияние на социальную

работу в Америке, на развитие ее <теории> оказала психология, а

не социология. Очень может быть, что это как-то связано с раз

ницей статусов психолога и социолога в массовом сознании, о

чем мы говорили в самом начале. В течение долгого времени

социальным работникам приходится вести нелегкую борьбу и за

признание своей <профессии>, и за ее престиж, и (не в послед

нюю очередь) за оплату своего труда как следствие искомого при

знания. В поисках <профессиональной модели> для подражания

они посчитали наиболее естественным выбрать профессию пси

хиатра. Вот почему современные социальные работники ищут

своих <клиентов> в офисах, проводят с ними пятидесятиминут-

ные <клинические интервью>, размножают тексты бесед и об-

12

суждают их результаты с <руководством>. Приняв внешние атри

буты психиатров, они естественным образом восприняли и их

<идеологию>. Потому-то современная американская <теория> со

циальной работы по большей части представляет собой специфи

чески препарированную версию психоаналитической психологии

- своего рода фрейдизм для бедных, к которому прибегают с

целью оправдания важнейшего требования социальной работы -

помогать людям, опираясь на <науку>. Мы не станем здесь иссле

довать вопрос о том, насколько научно обоснована эта синтети

ческая доктрина. Мы считаем, что она не только имеет мало об

щего с социологией, но и слишком односторонне подходит к со

циальной реальности. Отождествление социологии с социальной

работой в сознании многих людей является в определенной сте

пени следствием <культурного отставания>, образовавшегося в те

времена, когда социальный работник, еще не будучи <професси

оналом>, имел дело скорее с нищетой, чем с либидозными фру-

страциями, и вполне обходился без помощи диктофона.

Но даже если бы социальная работа в Америке под влиянием

массового сознания не испытала крена в сторону психологизма,

то и тогда образ социолога как руководителя социальной работой

был бы неверным. Социальная работа независимо от ее теорети

ческого обоснования - это особый вид общественной практики.

Социология - не практика, а попытка понять. Разумеется, пони

мание может оказаться полезным в практической деятельности.

Именно поэтому мы считаем, что дальнейшее развитие социоло

гии принесет большую пользу социальной работе и избавит нас

от необходимости погружаться в мифические глубины <бессозна

тельного> для объяснения тех явлений, которые, как правило,

вполне осознаваемы, более просты и социальны по своей приро

де. Но в социологическом познании, цель которого заключается

в попытке понять общество, нет ничего, что делало бы занятие

самого социолога той или иной практической деятельностью не

обходимым. Социологическое знание (понимание) можно реко

мендовать социальным работникам, а кроме того продавцам, си

делкам, проповедникам и политикам, т.е. фактически каждому,

кто связан с манипулированием людьми независимо от конкрет

ных целей и моральных оправданий.

Именно такое понимание социологического познания подра

зумевается в классическом утверждении Макса Вебера (одной из

наиболее важных фигур в истории развития социологической

мысли) о том, что социология <свободна от ценностей>'. К дан

ному утверждению нам еще не раз придется возвращаться, поэ

тому кое-что хотелось бы уточнить прямо сейчас. Разумеется, это

13

утверждение we означает, что социолог не может и не должен

придерживаться ценностных ориентиров. Ни один человек, оста

ваясь человеком, не может обойтись без них. В жизни социолог

как гражданин своей страны, как частное лицо, член религиоз

ной общины или еще какой-нибудь ассоциации людей, разделяет

великое множество ценностей. Но в рамках профессиональной

деятельности основная ценность одна - строгая научность. Од

нако это не исключает того, что социолог как человек вынужден

будет постоянно сталкиваться с собственными убеждениями, эмо

циями и предрассудками. Необходим особый интеллектуальный

тренинг, чтобы он выработал в себе стремление понимать и кон

тролировать их косвенное влияние на его работу, которое, на

сколько возможно, должно быть исключено. Надо ли говорить,

что сделать это не всегда легко, однако здесь нет ничего невоз

можного. Социолог стремится видеть то, что есть. Он может же

лать или страшиться своих открытий. Но он будет стараться ви

деть реальность, невзирая на свои надежды и опасения. Поэтому

идеал, к которому стремится социология, - это акт чистой пер

цепции (восприятия), настолько чистой, насколько позволяют и

человеческие возможности.

Данное утверждение можно пояснить с помощью следующей

аналогии. В любом политическом или военном конфликте боль

шую пользу приносит перехват той информации, которой распо

лагают разведывательные службы противника. Перехват полезен

только потому, что хорошая разведка собирает достоверную ин

формацию. Если разведчик составляет донесения с оглядкой на

идеологию и амбиции своего начальства, то его работа бесполез

на не только для чужих (в случае перехвата), но и для своих. Уже

неоднократно отмечалась одна из слабостей разведывательного

аппарата тоталитарных государств: агентура сообщает не то, что

обнаруживает, а то, что угодно слышать начальству. Совершенно

очевидно, что такая разведка никуда не годится. Хороший раз

ведчик докладывает то, что есть, а что делать с этой информа

цией, решают другие. Социолог во многом похож на разведчика.

Его работа заключается в том, чтобы с предельной достовернос

тью описывать некоторый театр социальных действий. Другие

люди или он сам, но уже не в роли социолога, должны решать,

какие передвижения следует сделать на том или ином участке.

Особо подчеркнем, что сказанное не освобождает социолога от

необходимости задавать себе вопросы о целях, которые пресле

дуют его работодатели, и о том, как будут использованы резуль

таты его работы. Но это - несоциологические вопросы. Такие

вопросы должен задавать себе всякий человек, предпринимаю-

14

щий какие-либо действия в обществе. Ведь, скажем, биологичес

кие знания могут быть использованы и для исцеления, и для убий

ства, следовательно, биолог не свободен от ответственности за

то, чему он служит. Но ставя перед собой вопросы о личной от

ветственности, он задает вопросы небиологического свойства.

Существует еще один образ социолога, связанный с упомяну

тыми выше, - образ социального реформатора. Он также имеет

исторические корни не только в Америке, но и в Европе. Споет

Копт, французский философ XIX в., придумавший название со

циологии, рассматривал эту дисциплину как учение о прогрессе,

как секуляризованную наследницу теологии и королеву всех наук.

В его концепции социолог в любой отрасли знания выступает как

третейский судья, пекущийся о благе людей. Такая трактовка,

очищенная, впрочем, от наиболее фантастических претензий,

дольше всего сохраняла свое влияние во Франции, но ее отголос

ки были слышны и в Америке, в частности на заре американской

социологии, когда несколько заокеанских последователей Канта

всерьез обратились с меморандумом к президенту университета

Брауна о переподчинении всех факультетов факультету социоло

гии. Сегодня немного найдется социологов (а в Америке, пожа

луй, не найдется вовсе) с подобными претензиями. Эта концеп

ция дает о себе знать тогда, когда ожидают, что социологи доста

нут из своих портфелей образцы реформ, направленных на ре

шение тех или иных социальных проблем.

Социологи (в том числе автор) получают, конечно же, неко

торое моральное удовлетворение от того, что их социологические

прозрения не раз помогали облегчить участь целых категорий

людей, ибо вскрывали вопиющие, с точки зрения общественной

морали, условия жизни, развенчивали массовые иллюзии и пред

лагали более гуманные средства для достижения социально жела

емых целей. В качестве примера можно привести использование

социологического знания в судебной и пенитенциарной'" прак

тике западных стран. Можно сослаться на использование ре

зультатов социологических исследований при решении Вер

ховным Судом США вопроса о расовой сегрегации в государ

ственных школах в 1954 г. Социологические исследования про

водятся и с целью помочь в социальном планировании разви

тия городов. Ясно, что чувствительный к моральным и полити

ческим проблемам социолог с удовлетворением вспоминает по

добные примеры.

И опять-таки нужно иметь в виду, что здесь мы имеем дело не

с социологическим знанием, а с его применением. Нетрудно пред

ставить себе, как одни и те же знания можно использовать с

15

противоположными намерениями. Социологическое объяснение

динамики расовых предрассудков можно эффективно использо

вать и для разжигании межрасовой вражды, и на распростране

ние терпимости; интерпретацию внутренних механизмов челове

ческой солидарности можно использовать как в тоталитарных,

так и в демократических режимах. Нужно четко представлять себе,

что процессами, приводящими к согласию, могут управлять и вос

питатели в летних лагерях, и промыватели мозгов в лагерях ком

мунистического Китая. Не исключено, что к социологу могут об

ратиться за советом и в том случае, если наметятся такие соци

альные изменения, которые общество посчитает нежелательны

ми. Однако представление о социологе как о социальном рефор

маторе страдает теми же недостатками, что и представление о

нем как о социальном работнике.

Мы рассмотрели взгляды на профессию социолога, которые

зародились по меньшей мере несколько десятилетий назад. Те

перь обратимся к некоторым представлениям, сложившимся срав


База данных защищена авторским правом © kursovaya-referat.ru 2017
При копировании материала укажите ссылку



Источник: http://kursovaya-referat.ru/docs/index-232937.html


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

П. Л. Приглашение в социологию : гуманистическая перспектива. М., 1996 Бланк ответов конкурса по русскому языку родное слово 2 класс



Бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996 Скачать Приглашение в социологию Гуманистическая перспектива
Бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996 Приглашение в социологию. Бергер Питер
Бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996 Бергер п.л. приглашение в социологию : гуманистическая
Бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996 Глава 6. Общество как драма - Приглашение в социологию. Гуманистическая
Бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996 Интерпретативная социология Питера Бергера
Бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996 Приглашение в социологию Гуманистическая перспектива (Открытая книга)
Бергер п приглашение в социологию гуманистическая перспектива м 1996 6 способов подарить парню на день рождения что-то стоящее
БАБУШКЕ - поздравления с днем рождения для бабушки - в стихах Грамоты Для детей Декларация о соответствии участника аукциона - образец Конкурсное движение Центра информатизации Научно-исследовательский институт по передаче электроэнергии Подарок подруге своими руками коллекция пользователя Поздравления / Поздравления с Днем рождения зятю Поздравления с днем рождения на английском языке в прозе и Поздравления с днем социального работника