Закрыть ... [X]

Какую вещь андрей григорьевич хотел подарить своему старшему сыну

Времена не выбирают

Дмитрий ГОРДОН. «Бульвар Гордона» 2 Мая, 2013 00:00

Часть VI

Дмитрий ГОРДОНЧасть VI

(Окончание. Начало в № 13-17)

«УЗЕНЬКИЕ ПЛЕЧИКИ, КРУПНАЯ ГОЛОВА, ГЛАЗА НАВЫКАТЕ И НЕБОЛЬШОЙ РОСТ... МЕДВЕДЕВ КЛИНИЧЕСКИ БОЛЕН — У НЕГО КАРЛИКОВАЯ БОЛЕЗНЬ»

— Вы как-то сказали: «Медведев для меня — это растение, которое ничего не решает, а Путин в моих глазах — агрессивное животное», и вот вторая цитата: «Медведев клинически болен — у него карликовая болезнь». Какая судьба ждет, на ваш взгляд, Дмитрия Анатольевича Медведева после выборов президента России 4 марта?

— Давайте, чтобы не быть голословным, все-таки поясню, что имею в виду: я действительно считаю Медведева клинически больным. Да, я не врач, да, у меня нет никакого медицинского образования, но какую вещь андрей григорьевич хотел подарить своему старшему сыну я читатель, могу практически любую книжку открыть (по математике, по физике, по биологии, по медицине) и на содержательном уровне разобраться в любой проблеме.

В Институте проблем управления РАН у меня были потрясающие учителя покойный Вадим Александрович Трапезников — директор, академик и выдающийся ученый Борис Давыдович Ланда, — и вот от них я усвоил очень важную вещь: если ты занимаешься настоящей проблемой в науке, то можешь объяснить, что делаешь, совершенно необразованному человеку. Я это проверял на своей маме, когда диссертации защищал: и кандидатскую, и докторскую ей, у которой высшего образования не было, растолковал, и она поняла абсолютно, в чем своему их смысл, поэтому, если люди занимаются чем-то и не могут этого объяснить, значит, дело нечисто.
Короче, открыл я литературу и прочитал, что есть внешние признаки карликовой болезни, которые у Медведева налицо. На лице. Вообще-то, я же его не упрекаю, над больным человеком не издеваюсь...

—...вы констатируете факт...

— Да, совершенно верно, и он сам показал это недавно, когда играл в бадминтон: узенькие плечики, крупная голова, глаза навыкате и небольшой рост... Кстати, когда Ксении Собчак давал интервью и зашла речь о том, какого Медведев роста, сказал: «У него метр 52». Она представила мне транскрипт (текст, полученный в результате расшифровки аудиозаписи.Д. Г.), где эти данные были указаны, а когда в журнале «GQ» вышла статья, там было написано: «Метр 62», потому что это официальной соответствует версии.

Фото Феликса РОЗЕНШТЕЙНА

Для нас это, впрочем, не важно — Рузвельт и в инвалидной коляске был блестящим политиком, так что не о том речь. Я назвал только внешние признаки, которые для общества, для граждан не так уж болезненны, но есть еще и внутренние. Знаете, в чем одна из важнейших особенностей карликов? Они себя не самоидентифицируют, не могут вообще принимать никаких самостоятельных решений и не ощущают мир — речь при этом у них развитая, но бессодержательная.

Понятно, что есть разные стадии этой болезни: глубокая, в меньшей степени выраженная... Если мы проанализируем все, что делает и говорит Медведев, в том числе, что очень важно, его случайные оговорки, поймем: он, безусловно, больной человек. Я просто напомню вам самую яркую историю, когда, выступая на заседании Комиссии по модернизации экономики при президенте России, он резко обрубил гендиректора госкорпорации «Ростехнологии» Сергея Чемезова, попытавшегося дать президенту пояснение на его «реплику». Медведев воскликнул: «Реплики у вас, а все, что я говорю, в граните отливается!» — он просто реально не понимает...

—...что отливают в металле...

—...а в граните высекают, и это доказывает, что в голове у него все перемешано. Это оговорка по Фрейду уже, если хотите, то есть, повторяю, никто не определил, что такое Медведев, лучше Шендеровича, который сказал: «Дурилка картонная». Я говорил: «Растение», — но сравнение это не очень точное, а самое поразительное — власть сама призналась в том, что нас этой картонкой дурит. «Да, — согласилась она, — четыре года мы, ребята, вас разводили».

Остановился я на этом подробно, потому что хотел все-таки пояснить, почему так о Медведеве отозвался. Если его не признают больным, не спишут на это его решения, то он такой же преступник, как Путин, и должен взять на себя вину и за войну России с Грузией, и за зависшие преступления, которые запросто мог раскрыть, и за прямое участие в жульничестве вокруг президентской должности. На пару с Путиным он обманул весь народ и ответствен за фальсификации, которые происходили на последних парламентских выборах.

Очень важно, замечу, чтобы решительная часть общества — умная, интеллектуальная — поняла, что сейчас говорить о перевыборах в Думу не время — нужно сосредоточиться на одном-единственном, глав­ном, вопросе: как предотвратить выборы 4 марта. Более того, ровно по той же логике, по которой кандидаты в президенты становятся соучастниками Путина, его подельниками окажутся и все те, кто в этих выборах примет участие, то есть он, как любая воровская банда, криминализирует...

—...вяжет...

—...да, повяжет всех, кто придет на выборы.

«ЮЩЕНКО ЗНАЕТ: ЕГО ОТРАВЛЕНИЕ — ДЕЛО РУК ПУТИНА»

— Переходим к событиям в Украине и конкретно к Ющенко, Тимошенко и Януковичу — вы можете каждого из этих исторических уже персонажей охарактеризовать?

— Сразу оговорюсь: даю эти характеристики, находясь в очень специфических отношениях с ними, — ни в одном из них никакой личной заинтересованности у меня нет, и более того, даже встречи с Ющенко, которая состоялась, когда я был исполнительным секретарем СНГ, я не помню.

С Виктором Черномырдиным. «Считаю, что отстранение Виктора Степановича от должности премьер-министра России было главной ошибкой команды Ельцина»

Фото «РИА Новости»

— Виктор Андреевич впечатления на вас не произвел?

— Ну, как-то (разводит руками)... Я с очень многими в Украине общался, а он в то время не был там в первых рядах, то есть при личном общении Ющенко, видимо, не сказал ничего такого, что произвело бы какое-то впечатление. С Тимошенко я встречался один раз — года за полтора до «оранжевой революции»: она приезжала в Лондон, мы с ней общались у меня дома, и больше я ее никогда не видел. При этом у меня состоялось несколько телефонных разговоров с Ющенко, а с Юлей и того не было, и уж никогда не видел я Януковича. 

Что касается Ющенко и Юлии Тимошенко — это две совершенно разные истории. Высказывая Виктору Андреевичу свои упреки, в том числе публичные, я всякий раз за это себя ругал, потому что считаю: он тяжелобольной человек, которого российские спецслужбы пытались отравить, убить.

— Вы в это верите?

— Никаких сомнений у меня в этом нет, и, кстати, я вам советую посмотреть документальный фильм «Путин, Россия и Запад», который сейчас каждую неделю показывают по BBC-2, — потрясающе интересно! Наконец, они указывают пальцем на главного преступника России, показывают взрывы жилых домов, захват заложников «Норд-Оста», события в Грузии и Украине, и следы в одну и ту же точку ведут — в самую вершину вертикали.

— Итак, за покушением на Ющенко стоят именно российские спецслужбы?

— Конечно, и в картине, между прочим, это очень ярко продемонстрировано — там показана встреча изуродованного Ющенко с Путиным, когда после победы на президентских выборах он приехал в Москву.

С российским политиком, предпринимателем, депутатом Госдумы РФ от ЛДПР и бывшим сотрудником органов госохраны России Андреем Луговым. Подозревается прокуратурой Великобритании в убийстве Александра Литвиненко

— Первый визит его...

— Да, и там такая человеческая трагедия, что даже этот гэбэшник, в глаза которого на заре его президентской карьеры заглянул господин Буш, рассмотрев якобы там душу, не выдержал взгляда Ющенко — перед камерой прямо не выдержал и отвел глаза, так что все видно. Потрясающий по силе эпизод, и очевидно, что Ющенко знает: его отравление — дело рук Путина. Господи, такие кадры — Голливуд отдыхает!

— Сюжет для Шекспира... Я вот слушаю вас и думаю: Ющенко — упущенный для Украины шанс?

— Нет, я вообще на все это по-другому смотрю. Давайте вернемся к его сопернику: Янукович образца 2005 года, когда он не стал президентом, и Янукович образца 2010 года, который на выборах победил, — два разных человека, и знаете, почему? Потому что Виктор Федорович выражает мнение народа, который стал другим, вернее, не так — он выбран другим народом, частью которого является и сам, и это заслуга Ющенко и Тимошенко. Могли ли они достичь большего? Да стократно, но главное сделали — поменялся менталитет, ведь что такое революция? Это когда на Площадь вышли, пошумели, постреляли даже и сменили политическую систему, но в результате чего? Того, что вот здесь (показывает на голову) что-то изменилось, и это изменение в Украине — навсегда.

— Вы ожидали, что Тимошенко посадят?

— Не исключал, однако... Допустим даже, она виновата (хотя я так не считаю), но этого делать нельзя.

— Вам Тимошенко жаль?

— Очень. Мне вообще жаль любого, и в голову такая странная пришла аналогия. Вот англичане, например, почти не врут, но, поскольку человек слаб, ложь здесь заменена лицемерием. Во всех здешних историях пропорция лжи очень маленькая, а лицемерия — очень большая, но в сумме это все равно вот такое (ладонями обхватывает воображаемый шар) целое. Россия — жалостливая страна, Украина тоже, но я к интересному пришел выводу: там много жалости, но мало любви. Любовь — это следующая ступень после жалости, до нее дорасти нужно...

—...хорошо как сказали...

—...потому что жалеть ничего не стоит, а любить — это совсем другая история. Собственно, и поэтому тоже в Украине и в России огромные проблемы — именно потому, что любви мало.

«ПОКА РОССИЯ САМА НЕ РАЗВЕРНЕТСЯ, ВСЕ СОСЕДИ ЕЕ БУДУТ ХАРКАТЬ КРОВЬЮ!»

— Это правда, что у Путина очень плохие личные отношения с Януковичем?

— Понятия не имею. Объективно противоречия у них есть, но дело опять же не в Путине, не в Януковиче, а в том, что есть интересы украинской бизнес-элиты и есть интересы российской бизнес-элиты, огромную часть которой теперь составляют выходцы из КГБ, и украинская бизнес-элита абсолютно однозначно понимает, что делиться с российскими жуликами и ворами ей совершенно не хочется.

— Что вы думаете о Лукашенко?

— Безусловно, это личность. Я очень давно Александра Григорьевича знаю — с того момента, как стал исполнять обязанности исполнительного секретаря СНГ, а вы же в курсе, что его head office, то есть главный офис, размещался...

С Бадри Патаркацишвили. «Его смерть была совершенно неожиданной для всех и в том числе для меня»

—...в Минске, да...

—...поэтому я с ним очень много общался. У меня множество друзей, которые до сих пор туда ездят, оттуда сюда приезжают, — Бадри вот в свое время часто Белоруссию посещал. Окончательный приговор Лукашенко вынесет только суд истории, и я объясню, почему. Конечно, он автократ, не скажу, что последний диктатор, но диктатор. Он, безусловно, не понимает, что такое самоуправление, и не принимает его, он действительно растоптал политическую оппозицию и практически все важные решения принимает самостоятельно — так мне видится, но важно, что, как говорится, в сухом остатке. 

Не думаю, что кто-нибудь будет отрицать, что два последних десятилетия Беларусь с наименьшими пережила потерями, по каким критериям ни считайте (в любом случае, однако, в перечень важнейших из них должны такие войти показатели, как продолжительность человеческой жизни, количество преступлений). При этом прошу не квалифицировать меня как советского человека, который говорил: «А зато все тихо у нас и спокойно».

Так вот, это переходный период, и если завтра на место Лукашенко придет демократ, и Россия тоже будет двигаться по демократическому вектору, Лукашенко, кто бы что ни говорил, войдет в историю Беларуси с абсолютным плюсом, потому что ведомый им народ избежал тотального разрушения в головах (разруха производств — уже следствие). Да, он задержал развитие свобод, которое все равно белорусам придется...

—...наверстывать...

—...но одновременно в максимальной степени по сравнению с другими лидерами постсоветских республик удержал ситуацию, которая дает людям чувство надежности и уверенности. Все теперь от того зависит, как этот эксперимент закончится: если финал кровавым окажется, будет абсолютный минус — Лукашенко останется в памяти соотечественников кровавым диктатором, а если все завершится плавно...

—...войдет в историю...

— Безусловно, причем, повторяю, со знаком плюс, но не как великий реформатор, а как человек, который сберег, удержал страну от потрясений.
Вы вот о Беларуси спросили, об Украине... Я помогал «оранжевой революции», а еще раньше — «революции роз», когда к власти пришел Саакашвили (потом, правда, старался убрать Михо, чтобы его место Бадри занял), а вот видите, в Украине все вернулось опять к Януковичу. Да, он уже в другую реку вошел — не в ту же, да, если бы сейчас Саакашвили сложил полномочия, все равно в Грузии теперь другой народ, все изменилось, но очень важно понимать — мой личный опыт меня в этом утвердил: пока Россия не развернется сама, все соседи ее будут харкать кровью непрерывно, поэтому задача всех...

—...помочь развернуться России...

«Я разве в суде против Ромы Абрамовича бьюсь? — против меня вся российская государственная машина запущена...»

— Конечно.

— Вижу у вас на рабочем столе пре­красные фотографии с Борисом Николаевичем Ельциным — вы часто о нем думаете?

— Ровно столько же, сколько о политике, а о политике я размышляю непрерывно — ну нравится мне это. Кто-то недоумевает: «Ну зачем она тебе?», иной раз слышать приходится: «А какое ты вообще имеешь право ею заниматься?». — «Послушайте, — отвечаю, — я это люблю, мне это дико нравится».
Вот так же у меня с математикой было — ни о чем другом я и думать не мог, как наркоман: я же экстремист, занимаюсь всем до упора. В бизнес погружался с головой тоже на 20 часов в сутки, а сейчас — в политику, и никто меня вытолкнуть из нее не может, потому что не лезу туда на какую-то должность, а просто думаю, анализирую.

— Ельцина вам не хватает?

— Бориса Николаевича я считаю одним из трех-четырех своих учителей в жизни — он реально меня научил... (Пауза). Нет, научиться этому вообще нельзя — как же сказать? Он встряхнул меня, на многое в прямом смысле слова открыл глаза, и в данном смысле, конечно, он для меня учитель, человек близкий. Более того, скажу вам серьезно: я полагаю, что Борис Николаевич — величайший реформатор России за всю ее историю, и вот что интересно: если вы проанализируете, кто вышел в Москве на Площадь, — вот кто эти люди?

— Дети 90-х...

— Правильно, а с чего мы этот разговор с вами начали? Вы спросили меня: «Для вас это было удивительно, неожиданно?», так вот, я вам сейчас отвечаю: «Конечно же, нет», а по какой главной причине? Дело в том, что вышли, если вы посмотрите на возраст, люди с 16 до 35 лет — я их называю «рожденные не в СССР», то есть те, чей менталитет сложился в 10 ельцинских лет. Чекисты назвали тот период лихими 90-ми, они пытались вложить в это определение негативный смысл, но русский язык не такой примитивный. Я спрашиваю: что такое лихой? Смелый, а что значит смелый? Свободный, поэтому они правильно ненавидят те годы, когда страной управлял, как я пишу в одном из своих писем, родитель и радетель свободного русского человека — Борис Николаевич Ельцин: вот он для меня кто.

«Я В СВОЕ ВРЕМЯ СКАЗАЛ: «ПУТИНУ ВСЕ РАВНО ИЗ РОССИИ ПРИДЕТСЯ БЕЖАТЬ, И ПОБЕЖИТ ОН, КОНЕЧНО ЖЕ, В ЛОНДОН, НО ВЪЕЗД В АНГЛИЮ ИЗ-ЗА ОТРАВЛЕНИЯ ЛИТВИНЕНКО СЕБЕ ОН ЗАКРЫЛ»

— С Татьяной и Валентином Юмашевыми отношения вы поддерживаете?

— Никаких, и они со мной тоже.

— Юрию Лужкову вы посоветовали однажды застрелиться... С российской властью у него большие сейчас неприятности — вы ему сочувствуете или нет?

— Как православный человек, я жалею его и говорю это искренне, не на публику.

С первой женой Ниной Коротковой Борис Березовский учился в одном институте — от этого брака у него две дочери: Елизавета и Екатерина

— Жалость в любовь тем не менее не переходит?

— Да, совершенно верно. В свое время, когда у Путина еще был шанс, в каком-то интервью я сказал: «Путину все равно из России придется бежать, и побежит он, конечно же, в Лондон, потому что только здесь на основе закона будет решаться его судьба». Впрочем, история это длинная — можно и 10 лет кого угодно дурачить, оттягивая развязку, но Путин закрыл себе въезд в Англию из-за отравления Литвиненко, а вот для некоторых членов руководства «Единой России», в частности, для Юрия Михайловича, мои слова оказались пророческими.

— Вам интересно встретиться с ним здесь, в Лондоне? Есть о чем поговорить?

— Если честно, меня и в Москве-то уже общаться с ним не тянуло. Вначале да, было любопытно, потому что он же очень талантливый человек, толковый, организованный, но при этом homo sovieticus. Знаете, когда мы говорим о людях, рожденных не в СССР, важно определить, в чем их принципиальное отличие от homo sovieticus или от нас, переходных.

— Не пронизаны глупостью?

— Ну нет — глупые и тогда были, и сейчас есть.

— Свободные?

— Нет, это следствие, а не причина: они еще не свободные. Основная черта, отделяющая homo sovieticus от вот этих, рожденных не в СССР (ментальная, как всегда), состоит в том, что нынешние молодые люди в открытом выросли обществе, когда появились и распространились новые информационные технологии. В чем же их суть, в чем главная польза для общества и для нас? Не то, что мы можем быстро написать письмо или быстро получить ответ, а в том, что мир благодаря им становится все более и более прозрачным, а это означает, что уменьшается количество лжи. Врать просто не имеет смысла — более того, я вообще считаю, что это второе пришествие сейчас начинается, ведь что некогда обозначил Моисей? — новый менталитет.

Когда человечество, по крайней мере, какая-то его часть зашла в тупик, появился Христос — с ним связан новый прорыв, который назывался «душа», то есть любовь выше свободы, выше всего — иррациональная история!

Вторая супруга БАБа Галина Бешарова с 1993 года живет с детьми Артемом и Анастасией в Лондоне. Во время развода с ней Борис Абрамович поставил рекорд по размеру выплаченных в Великобритании отступных — от 165 до 220 млн фунтов стерлингов

Когда пророк Моисей встретился с Богом, который на горе Синай скрижали ему вручил, он сказал: «Мы эти заповеди вы­учим и научим им наших детей», а Христос поправил его: «Нет, мы с этим родились, они внутри нас». «Не убий» — это внутри нас, правда? Вот в чем философское отличие иудаизма от христианства, и сегодня история иудео-христианская реально в тупике: мы немножко не туда забрели, и все эти кризисы — они не финансовые...

—...а тут интернет!

— Именно... Оказывается, создавая технологии, мы, сами того не подозревая, из этого тупика нашли выход, потому что он только в одном — в отказе от лжи: все! Сегодня, я вас уверяю, даже телефонные программки есть, которые по голосу вашего собеседника позволяют определить, врет он или нет. Да, с большими пока ошибками, но с каждым днем они все точнее, и настанет день, когда лгать станет совершенно бессмысленно. В этом мире мы с вами комфортно не будем жить никогда, потому что каждый день, я вас уверяю, по крайней мере один, два, три... 10 раз врем детям, близким, любимым...

—...себе...

— Ну себе — ладно, Бог с ним (смеется), и от этой привычки мы отказаться не сможем. Наши дети не смогут отказаться от нее до конца, а вот дети наших детей и тем более внуки будут вынуждены, потому что все станет прозрачным. Грубо говоря, у каждого будет на лбу наклейка, которая позеленеет, если человек говорит правду, или покраснеет, если он врет, а в промежутке будет весь спектр.

«ЧЕРНОМЫРДИН АБСОЛЮТНО УДИВИТЕЛЬНЫЙ, ПОТРЯСАЮЩИЙ БЫЛ ЧЕЛОВЕК, НО ПОНАЧАЛУ Я СЧИТАЛ ЕГО ИДИОТОМ»

— Незадолго до смерти Виктор Степанович Черномырдин разоткровенничался со мной и сказал: «Ну, кто они, эти олигархи такие?! — да просто толковые ребята, которым чужие деньги по­держать дали. Потом им сказали: «Отдайте!», а некоторые, свято уверовав, что все это теперь их навеки, стали вдруг упираться» — по-вашему, он прав или нет?

— Во-первых, я считаю, что отстранение Виктора Степановича от должности премьер-министра России было главной ошибкой команды Ельцина. Вы помните, его же пытались вернуть — не получилось, а если бы удалось, страна пошла бы эволюционным путем, и этот адский круг, который сейчас совершаем, мы бы не сделали. Виктор Степанович, должен заметить, абсолютно удивительный человек...

—...самородок...

— Ну, самородков много, а он просто потрясающий, при этом в первый год общения с ним он казался мне очень неумным, потому что в голове у меня не укладывалось, что понимание и слово могут быть так разорваны. Поначалу до меня вообще не доходило, о чем он говорит, — я просто считал его, извините за грубость, идиотом, при этом половина-то слов «народных» совсем была у него — просто половина, когда один на один с ним беседуешь, и только потом, классифицировав для себя уровень интеллекта: ощущение, понимание ощущения, описание понимания ощущения, — я понял, что понимание у него феноменальное, а вот описывает его он хреново. Этот язык, язык имени Виктора Степановича Черномырдина, нужно вы­учить, и тогда ты поймешь, что перед тобой блестящий ум: блестящий и честный, и искренний — ну просто слов нет!

С третьей избранницей Еленой Горбуновой, родившей олигарху дочь Арину и сына Глеба, Березовский прожил 20 лет, хотя официально отношения они так и не зарегистрировали

— И добрый...

— Очень, и поразительно: когда он ушел в отставку, я стал с ним ближе. Уже не было подозрительных взглядов окружения (почему, мол, общаетесь?), он приезжал ко мне на юг Франции в Кап-д’Антиб со своей женой Валентиной, мы сидели с моей супругой и с моими детьми, есть фотографии...
Никогда не забуду, как пригласил его на ланч в Сен-Тропе, и мы: он, его Валентина, моя Лена и дети, — поехали туда, в тусовочный клуб «55». Был, по-моему, конец марта, может, апрель, и вот представьте: середина дня, люди шампанское пьют, потрясающая еда, официанты — он так по­смотрел и поинтересовался вдруг: «Боря, это все отдыхающие, что ли?». В одной фразе весь Виктор Степанович, а вы, простите, спросили...

—...об олигархах...

—...да, правильно ли Черномырдин о них сказал? Как показала дальнейшая история, он оказался прав.

— Фильм «Олигарх» с Машковым в главной роли о вас?

— Так режиссер Лунгин предполагал — он даже в связи с этим приехал ко мне познакомиться. Сразу скажу: денег не просил, ни одной копейки.

— Так вы эту картину не финансировали?

— Нет, абсолютно — проект это полностью независимый. Сценарий, я считаю, во многом часть историй моих, при этом сначала мне эта лента вообще не понравилась. Потом мое отношение к ней стало улучшаться, а после того, как со своими друзьями, которые всегда просили меня посидеть во время просмотра рядом, увидел ее в 20-й, наверное, раз, понял, что фильм хороший (смеется). Конечно, больно и горько смотреть его сейчас, потому что, несмотря на абсолютное внешнее несходство актеров с нами, наши с Бадри отношения показаны совершенно потрясающе — точно такими мы были.

— Своей ли, кстати, смертью умер Бадри Патаркацишвили?

— Этот вопрос до сих пор, увы, без ответа...

— В Грузии весьма уважаемые люди мне говорили: «Вот увидишь, когда Путин уйдет, Бадри появится» — что вы на это скажете?

— В Грузии Бадри настолько мифическая фигура... Действительно, очень многие там до сих пор считают, что он жив, потому что тело его не предъявили никому. Разочарую их: я видел Бадри мертвым, а что касается причин его смерти, тут история странная. Его смерть была совершенно неожиданной для всех и в том числе для меня: он ушел из этого кабинета вечером, а в два часа ночи мне позвонили и сказали, что Бадрика нет — нет! Я вообще в любых ситуациях очень хорошо себя контролирую, а тут на свою секретаршу, которая мне это сообщила, наорал. Я кричал, что она врет, что она... В общем, все слова, которые знал, ей выдал — я не мог в это поверить. Была сделана экспертиза, но результаты ее до сих пор не обнародованы — я не знаю, почему.

— Экспертиза здесь, в Лондоне, проводилась?

— Естественно — чтобы во всем разо­браться, эксперты взяли образцы тканей. Удивительно, но семья Бадри до сих пор, как Марина Литвиненко, которая настояла в конце концов на инквесте, расследования не потребовала.

— Продолжая разговор об олигархах, плавно к Роману Абрамовичу переходим — это правда, что развод Романа Аркадьевича с супругой был предпринят, чтобы спасти часть денег, которые принадлежат на самом деле не ему, а Путину?

— Вы знаете, до завершения судебного разбирательства и вынесения вердикта, которое, как предполагается, состоится в апреле, до рассмотрения апелляции, которая наверняка будет потом, ничего по этому поводу комментировать я не хочу.

— Выйдет ли, на ваш взгляд, из тюрьмы Ходорковский?

— Только после того, как с политической арены исчезнет Путин.

«ПЕРЕД ДУМСКИМИ ВЫБОРАМИ РОМА АБРАМОВИЧ СКАЗАЛ: «ПУТИН ХОЧЕТ, ЧТОБЫ МЫ ЯХТУ ЕМУ КУПИЛИ». И ЦЕНУ НАЗВАЛ — 50 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ, ПО 25 С КАЖДОГО»

— Сегодня пишут о 130 миллиардах, принадлежащих Путину и его семье, — вы считаете, это реально?

— У меня нет сомнений в том, что Путин богат, что богатство его незаконное и что есть люди, которые управляют собственностью, бенефициарным (то есть реальным, тем, кто распоряжается прибылью.Д. Г.) владельцем которой является Путин. В их числе, например, и Роман Абрамович (об этом я говорил открыто!), безусловно, Геннадий Тимченко и ряд других бизнесменов. Я встречался здесь с некоторыми его бывшими друзьями, которые говорили мне то же самое, — собственно, открытием это для меня не становилось. К сожалению...

— Цифры только слишком уж астрономические — не так ли?

— Ну, сколько унести может — я же написал ему: «Возьми с собой, сколько можешь унести». Увы, эта его черта проявилась для меня поздновато, потому что, когда был с ним еще дружен, он как раз выделялся среди всех тем, что не брал...

— Неужели?

— Он, например, очень помог нам в Питере со станцией техобслуживания для «мерседесов» и «вольво», и при этом категорически бескорыстно. 

С Дмитрием Гордоном. «Вообще-то, я бесконечно счастлив всю свою жизнь и до сих пор считаю, что предать меня не сможет никто»

— Смотрите!

— Оказывается (и это тоже один из аргументов, который у меня сегодня имеется), у него там уже была другая история, значительно более серьезная — ну, неважно... Подозревать что-то я начал (до этого вообще в нем не сомневался), когда Путин премьер-министром стал, и вот перед думскими выборами пришел ко мне Рома и сказал: «Путин хочет, чтобы мы яхту ему купили». И цену назвал — 50 миллионов долларов, по 25 с каждого. Я ответил, что знаю Володю давно и мне это кажется странным...

—...нестыковка...

—...мол, на него не похоже. При этом хочу заметить, что с Борисом Николаевичем сколько угодно всяких историй происходило, но лично мне ни один случай коррумпированности Ельцина не известен. Говорят, что вместо него брала Таня, но я тоже ничего об этом не знаю. Был у нее перед Валентином Юмашевым муж Алексей — средней руки бизнесмен: он и сегодня таким остается (отнюдь не миллиардер). Конечно, меня дико расстроил Валя Юмашев, когда в последнем интервью «Московскому комсомольцу» в связи с 80-летием со дня рождения Ельцина сказал, что он на содержании у Дерипаски. (Буквально: «Я хочу сказать, что, если бы в 2001 году моя дочь не вышла замуж за Олега Дерипаску, у нас был бы существенно другой уровень жизни — на плечах Олега большая часть наших семейных расходов».Д. Г.).

Ну, ладно — это на его совести, а что касается Путина... Тогда у меня возникли по данному поводу некоторые эмоции, и я отрезал: «Рома, не хочу в этом никак участвовать — что-то мне тут не нравится». Путина я ни о чем не спрашивал, потому что не хотел Абрамовича подставлять, а потом, когда через месяц-полтора поинтересовался у Ромы, чем дело закончилось, он сказал: «Про это забудь — вопрос снимается». Потом ситуацию окончательно прояснила, если помните, публикация в «Новой газете», где описано все подробно: со счетами и названием именно той яхты, которую Путину все же купили (имеется в виду подаренная якобы Путину Абрамовичем мегаяхта королевского класса «Олимпия», которая ходит под флагом Каймановых островов.Д. Г.).

— Пишут, что вы обладаете состоянием в 700 миллионов долларов, а глядя на вас, этого и не скажешь: на встречу со мной (меня это поразило) пришли в прос­тень­ких джинсах, кедах с не­завязанными даже шнурками...

— Ну, я же сказал вам, что Patek Philipp Радуеву подарил...

— Кстати, и часы на вас весьма скромные...

— Это подарок жены (смеется).

— Как, пользуясь случаем, проясните, можно чье-либо состояние подсчитать и во сколько, к при­меру, вы оцениваете свое?

— Состояние вообще очень сложно оценивать — разве что если только в порядках (то есть по количеству нулей). Что значит состоятельный или несостоятельный? — ощущение это внутреннее. Один считает себя обеспеченным, когда у него тысяча долларов появляется, а у другого, глядишь, несколько миллиардов, но он сетует — маловато.

Цифр я по нескольким причинам не называю, потому что все время меня преследуют, все время пытаются что-то мне перекрыть, что-нибудь отобрать. Скажу по-другому: чувствую себя очень комфортно, уверенно...

—...это важно...

— Это единственно, что важно! Я веду тяжелейшие судебные процессы, которые стоят под сотню миллионов — и не долларов, а фунтов, но дело в том, что приоритетом деньги никогда для меня не были.

— Процесс интересен?

— И не только процесс — когда стал заниматься политикой, готов был потратить любые деньги для достижения своих политических целей. Вот у меня часто спрашивают: «А ты жалеешь, что 50 миллионов долларов на Украину отдал?»...

—...на «оранжевую революцию», да?

— «Я их инвестировал, — отвечаю, — это самый эффективный за мою жизнь бизнес-проект». Не знаю, благодаря моим деньгам победа была достигнута или нет, — мне только известно, что денег у оппозиции было ничтожно мало. Всего там порядка 75-80 миллионов потрачено, из которых 50 дал я. У другой стороны было за четыре ярда (миллиарда на биржевом сленге. — Д. Г.), причем два только на социальные расходы пошли: на нищих, голодных, на пенсии — чтобы купить голоса.

— А сколько разворовали...

— Поэтому и говорю: я абсолютно счастлив. Конечно, Жвания-жулик с Третьяковым бегают до сих пор, чтобы повестку им в суд не вручили, где отчитаться придется, как мои деньги потрачены, но это уже другая история. Ну, в общем, full satisfaction, то есть полное удовлетворение от таких инвестиций.

«ЖАЛКО ЛИ МНЕ ЮЛЮ И МИШУ? ОБОИМ СОСТРАДАЮ БЕЗУМНО, И ПРЕЖДЕ ВСЕГО ПОТОМУ, ЧТО ЛЮДИ ОНИ ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ»

— Сегодня кризис, в развитых странах в том числе, продолжается, и у вас как у умного человека, у математика я очень хочу спросить: куда лучше вкладывать деньги? Во что?

— Математика, уж поверьте, никакого к этому отношения не имеет (смеется) — вот просто никакого!

— Хм, а разве не лежит в основе инвестиций трезвый и скрупулезный расчет?

— Понимаете, до сих пор же не выяснили до конца причину предыдущего кризиса, а уже наступил новый, и гадать по этому поводу можно сколько угодно. Скажу только, во что будут, безусловно, вкладывать деньги все больше и больше — какие бы ни были спады и последующие подъемы.

Есть, как минимум, две области: образование и здравоохранение, медицина, и вы никогда не промахнетесь, если стратегические вложения будете делать в них. Смотрите, научные достижения уже на грани фантастики, продолжительность жизни человека совершенно однозначно будет расти — за последние 100 лет она уже увеличилась наполовину (не секрет, кстати, к каким колоссальным сложностям и серьезнейшим социально-экономическим последствиям это привело, сколько стало пенсионеров).

Третье направление, которое тоже будет развиваться, — это сфера удовольствий, ведь ценность человеческой жизни сейчас кардинально иная, нежели 100 или 200 лет назад. Мы проживаем сотни жизней людей, которые пришли в этот мир за век, два или три до нас...

—...темп изменился...

—...поэтому, когда человека сажают на восемь лет в тюрьму, это нисколько не меньшее наказание, чем отрубить ему руку, ногу или даже четвертовать, — потери невероятные. Помните, мы завели разговор о Ходорковском, о Тимошенко: жалко ли мне Юлю, жалко ли Мишу? Я тогда недоговорил — обоим сострадаю безумно, и прежде всего потому, что люди они чувствительные. Не говорю, что не жалею баранов бесчувственных, которые их держат, как скот, в тюрьме, — их тоже мне жаль, но все-таки, когда ощущаешь его и ее переживания, когда чувствуешь, как и ей, и ему больно душевно, это для меня совсем другая история.

— От людей, которые вас хорошо знают, я слышал, что вы были очень любвеобильны и пользовались бешеным успехом у женщин, — это действительности соответствует?

— Во-первых, нужно все-таки понять, что подразумевается под словом «любвеобильный», то есть я бесконечно влюблялся, что ли? Могу точно сказать, что число женщин, которых любил и люблю по-настоящему...

—...совпадает с числом жен?

— Ну, может, чуть-чуть от количества моих женитьб отличается, а вообще, опять-таки есть в этом сугубо христианский аспект, который для меня абсолютно важен. Кстати, я очень долго думал, что все-таки важнее: любовь или свобода, свобода или любовь? — и когда прочитал книгу Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик», нашел, наконец, для себя ответ. Там есть главный герой — священник, который пытается разобраться в том, что и я как раз хотел понять: «Во что веровал наш Учитель? Вопрос не о том, что Он проповедовал, а именно — во что веровал?»..

— Хороший вопрос...

—...и ответ на него тоже понятный. Веровал Он, конечно, в любовь, и тем, что это во мне так сильно, я обязан исключительно своим родителям. Вырос я в атмосфере любви, просто времени у отца было мало, он действительно работал, как каторжный: тогда все, как я уже говорил, пахали — днями и ночами. Мы довольно долго под Москвой жили, и отец, который был главным инженером разных кирпичных заводов в Подмосковье, в шесть часов утра уходил, а приходил в два часа ночи. Мать же все время была со мной, и когда я женился (а произошло это рано, в 23 года), плакал — так не хотел уходить из дома: я до того всю жизнь с ней прожил.

Мать мне веру в любовь и привила, но, к сожалению, я в этом смысле совершенно от нее отличаюсь: я не дал своим детям познать ту грань любви, которую объяснить невозможно — можно лишь ощутить: когда любящий человек каждый раз встает раньше, чем я, и каждый раз позже ложится...

«МОЯ ЖЕНЩИНА — ТА, ЗА КОТОРУЮ Я ВСЕ ВРЕМЯ ХОЧУ ПОДЕРЖАТЬСЯ»

— Сколько у вас было жен?

— Реально? Сейчас я второй раз развелся, а на самом деле 20 лет живу с Леной (официально мы с ней не зарегистрированы, у нас сложные отношения). Вот и все, то есть женат был дважды, а жены у меня на самом деле три.

— Говорят, что со всеми предыдущими супругами вы сохранили очень хорошие отношения...

— Да, это правда. Как-то в очередном интервью меня что-то о бывших женах спросили... «У меня бывших жен нет, — поправил я журналиста, — у меня все настоящие».

— Что в женщинах вас прежде всего привлекает? Какой должна быть ваша избранница?

— Ну, о внешости мы, конечно, не говорим, да? Это условие необходимое (смеется)...

—...но недостаточное...

— Именно. Для меня важно видеть в женщине мать, которая для меня означает ласку, я считаю, что моя женщина — та, за которую я все время хочу подержаться (для меня это самое главное качество, которое делает ее моей). По поводу любви, в общем-то, есть много разных классных формулировок, но мне нравится высказывание Станиславского. Помните, на вопрос какого-то актера: «А как любовную сцену сыграть?» — Константин Сергеевич ответил, что любовь — это желание прикоснуться: на мой взгляд, он абсолютно прав.

— Вы для себя, что такое любовь, сформулировали?

— Да, безусловно.

— Желание прикоснуться?

— Нет, это лишь ее проявление, а Пелевин вообще сказал потрясающе: «В любви начисто отсутствовал смысл, но зато она при­давала смысл всему остальному». Ну а я для себя так сформулировал, что же такое любовь: это дополнение до цельного, поэтому всю жизнь люди и озабочены так его поисками (смеется).

— Чем, на ваш взгляд, в первую очередь вы привлекали и привлекаете жен­щин?

— Ну, на самом деле, утверждение, что я пользуюсь успехом у дам, абсолютно неверно. У меня вот есть сын, ему 22 года — он завоевывал золотые медали по кунг-фу в Китае, фантастически играет на пианино, имеет внешность голливудской звезды и при этом на редкость скромный — даже не скромный, а очень простой и, к сожалению, немножко в отличие от меня, абсолютного оптимиста, депрессивный. Я сказал ему: «Тема, у тебя есть проблема: тебе не нужно завоевывать женщин — они сами будут тебя осаждать».

— Вы считаете, это проблема?

— Причем колоссальная, потому что меня таким, как я есть, сделали мои любимые женщины, которых я добивался, — это воспитывает волю, уверенность в себе и так далее.

«ВЕЛИКИЕ АМЕРИКАНСКИЕ БИЗНЕСМЕНЫ, КОТОРЫЕ ПРОВОДЯТ СЕЙЧАС КАМПАНИЮ ЗА ОТМЕНУ НАСЛЕДСТВА КАК ИНСТИТУТА, АБСОЛЮТНО ПРАВЫ»

— Это правда, что женщинам вы посвящали стихи?

— Конечно, правда — а как же?

— Хоть одно из них вспомните?

— Самое-самое лучшее, как я считаю, — оно так и называется «Люблю». (Читает).

— Вдвоем летим по восходящей, 
легко вливаясь в магистраль,
По огибающей от центра
мы крутим вечную спираль.
Все ближе, ближе, ближе встреча —
ей изменить уже нельзя.
Все тоньше, тоньше, тоньше время,
что отмеряешь ты и я.
Одним движением синхронным
открыли девичью души,
Одним прикосновеньем смыли
все предыдущие пути.
И, приостановив дыханье,
поймали новую волну,
И, сбившись с ритма, лишь шептали:
«Тебя люблю». — «Тебя люблю».

— А говорят, математики — сухари...

— Ну, на самом деле, по призванию я не математик — мое увлечение этой наукой было заблуждением, которое тем не менее очень большой положительный имело эффект: оно структурировало мой мозг и развило мои не очень хорошие аналитические способности.

— По слухам, однажды вы увели девушку у товарища...

— Это и есть третья моя жена Лена — когда я с ней познакомился, она только вышла замуж, и ее муж, который в то время был моим близким — ну, или не близким — другом, меня, собственно, с ней и познакомил. Я ему так и сказал...

—...«Больше ты мне не друг!»...

— Нет, я сказал, что ее люблю и ничего с этим делать не могу и не хочу, то есть я не пытаюсь ее соблазнить на одну ночь, а собираюсь забрать навсегда.

— Что вам на это ответил друг?

— Он со мной больше не разговаривал (смеется).

— И вы с тех пор не встречались?

— Нет, никогда.

— Признайтесь, Борис Абрамович, вы ревнивы?

— Конечно.

— И в чем это выражается?

— Ну, я вообще считаю, что любовь к женщине — это (я тоже пытался найти для себя определение) когда от одной мысли, что она с кем-то, тебе становится дурно: это разве не ревность?

— До скольких лет, на ваш взгляд, мужчина может влюбляться?

— По-моему, это вообще никакого отношения к возрасту не имеет, потому что, на самом деле, к сожалению, есть теория любви, в свете которой фантастическая, иррациональная история все больше и больше приобретает рациональное объяснение, и в частности, из нее следует, что любовь — такое особое состояние организма, когда три типа гормонов (неважно, как они называются, — скажем, А, B и C) одновременно выделяются в кровь. Почему? Это другой вопрос.
К сожалению, эта теория развеивает божественную сущность любви, правда, божественность замысла сохраняется. Происходит это потому, что подсознательно определяется носитель оптимального сочетания генов для потомства, как придумал Он, а дальше — уже гормоны. Есть люди, у которых они выделяются много раз в течение жизни, есть те, у кого вообще никогда не выделяются.

— Счастливые, по-своему...

— В среднем у мужчин это происходит два-три раза за жизнь, у женщин — один-два раза, а держатся эти гормоны, как правило, 36 месяцев — три года: за это время ты успеваешь жениться или выйти замуж, зачать и родить потомство...

—...и раскаяться в этом...

— Появляются обязанности, возникает привычка, но есть люди, у которых это состояние держится 50 лет.

— Недавно в прессе прошло сообщение, что вы собираетесь жениться на модели Наталье Водяновой, — насколько оно правдиво?

(Смеется). Это очень смешная история — смешная хотя бы потому, что Водянова, как мне говорили, тоже живет в Лондоне, но я никогда в жизни ее не встречал. Удивительным образом один из знакомых мне позвонил и сказал: «Борь, будь любезен, не опровергай — пускай чуть-чуть этот слух поживет, мы немножко у желтой прессы попьем крови». — «Ну, ладно, — пообещал, — не буду». Наталья тоже не комментировала — видимо, ее тоже об этом по­­про­сили (смеется).

— У вас шестеро детей...

—...и шестеро внуков — все мальчики.

— Представляю. Времени на­вер­ня­ка нет, а общаться с ни­ми не­об­хо­ди­мо — и как же вы эту проб­лему решаете?

— Ну, поскольку все они здесь...

—...все?

— Да, только первая жена пока еще не переехала, и мама живет во Франции, а все остальные тут. Разумеется, я с ними общаюсь, но мало, может, даже критически мало, отсюда проблемы с детьми, которые, конечно, есть, но чем старше дочери и сыновья становятся, тем меньше у нас во взаимоотношениях сложностей (хотя вообще их, конечно, больше по мере взросления).

— Гены срабатывают?

— Не знаю, гены это или нет, но, в конечном счете, мы очень близки. Недавно вот отмечали день рождения моей мамы — ей 88 лет исполнилось. Она прилетела сюда, и мы, это редко бывает, все собрались вместе: шестеро детей, шестеро внуков, мама, муж одной из дочерей, друзья близкие...

— Детям вы помогали, прежде всего, в получении образования или финансами тоже? Если они просят, к примеру: мне нужно столько-то, — сразу даете или нет?

— На самом деле, я пережил разные стадии отношения к деньгам и к проблеме: деньги — дети.

— Интересная тема...

— Чрезвычайно, и я все больше и больше прихожу к выводу, что великие американские бизнесмены...

—...которые чадам не дают ничего...

—...которые проводят сейчас кампанию за отмену наследства как института и фундаментально своих детей ограничивают, абсолютно правы. Дело в том, что человечество достигло такого уровня (по крайней мере, западная цивилизация), что все насущные проблемы (я имею в виду хлеб, крышу над головой и одежду) разрешимы минимальными усилиями, поэтому мне представляется, что такой подход правильный. Это не значит, что я так действовал, — просто все более и более склоняюсь к тому, что надо дать ребенку образование и пустить его в свободное плавание, потому что научить, как жить, невозможно — ну невозможно! Проходить сквозь стены нужно самому научиться — ничто собственного опыта тут не заменит.

«ВСЕ МОИ БЛИЗКИЕ МНЕ ГОВОРЯТ: «БОРЯ, ТЫ ИДИОТ!»

— Это правда, что мама часто вам повторяет: «Боря, помирись с Вовой!»?

— Да, но не часто (смеется).

— Вы тем не менее маму не слушаете?

— Вообще-то, ко всему, что она говорит, я отношусь очень серьезно. Мама интересуется политикой и, кстати, раньше меня освоила iPad, пишет мне е-мейлы — в общем, в этом смысле человек современный. Она вообще потрясающая, поскольку у нее совершенно отсутствует несколько генов — например, ген зависти. Она всегда была счастливой: и когда жила в полуподвале, и теперь во дворце, — да всю жизнь! — а еще у нее нет гена мстительности.

Мама знает всю историю моих взаимоотношений с Путиным, с Абрамовичем, ей известно, что Путин несколько раз посылал сюда, в Лондон, агентов, чтобы меня убить. Эта история, кстати, тоже публичная — английские спецслужбы официально заявляли о том, что меня пытаются физически устранить...

—...и мама в курсе?

— Конечно, и все равно: «Помирись!» (смеется). Слушайте, а может, она действительно его испугалась?

— Чем сегодня наполнен ваш день, чем преимущественно вы занимаетесь?

— Ну, вы же видите, чем наполнен, — он полупустой или наполовину полный.

— Мне говорили, в Лондоне вы бросили пить — совсем?

— Во-первых, я бросил курить, правда, только последние полтора года держусь, но ни одной сигареты не выкурил, а во-вторых, да, действительно с выпивкой завязал.

— Не позволяете себе ничего?

— Очень редко, а после Нового года — вообще ни капли. Бросил причем не потому, что пристраститься боялся (никакой зависимости у меня нет) — мне просто очень нравилось это дело, но я почувствовал, что изменения сознания происходят, то есть подшофе мне бредовые приходили идеи. Я стал их записывать, а когда трезвел и читал, думал: «Ничего себе, до чего я дошел!». (Смеется). Ну а поскольку у меня до сих пор невероятное количество энергии...

—...я вижу...

— Это как раз еще вы не видите, потому что недавно у меня день рождения был, мама вот приезжала, Новый год отмечали — и все-таки я слегка выпил, а я уже до того дожил состояния, когда даже чуть-чуть нельзя — отвратительно себя чувствую, но хуже всего то, что после этого я не летаю — а так летаю.

— Предательств в вашей жизни хватало?

— Ой, не перечислить, но есть особенность: меня никогда не предавали женщины. Вообще никогда!

— Это вам плюс...

— Это им плюс! (Смеется).

— Вы научились философски к предательствам относиться?

— Ну а чем это отличается от других военных действий — от попытки убийства, например, или от ранения? Да ничем, просто предательство наносит душевную травму, которая потом проецируется на жизнь, на какие-то более физически ощутимые вещи. Еще раз повторю: я считаю, что сам виноват, — во всем, тотально! Думаете, я Путина, что ли, виню? Нет, себя: я сделал неверный выбор. Думаете, Абрамовича? Ни в коем случае! — и это первый важный для меня тезис, с которым живу, а теперь о втором важнейшем. 

Людей принято делить на тех, кто делает что-то только для себя, — их эгоистами называют, и тех, кто исключительно для других стараются, — их называют альтруистами: все остальное — промежуточные варианты. Я, по-видимому, отношусь или близок к первым, но это заблуждение — на самом деле, все, что любой человек совершает (здесь никаких иллюзий быть не должно), он делает для себя, поэтому, когда, например, родители говорят сыну: «Ты такой неблагодарный, мы дали тебе образование, мы то, мы се...», это абсолютно глупо. По-другому они поступить не могли, поэтому старались не для него — для себя, но плоды этого перепадали и ему: вот и все!

Я уверен, что люди, которые бросались на амбразуру, делали это не для других — для себя: с мыслью, что не воспользовались возможностью спасти жизни других, они бы жить не смогли.

— Продолжая разговор о предательстве... Вы сказали, что плохо разбираетесь в людях, а мне интересно: от каждого, с кем работаете, ожидаете, что он предаст?

— Наоборот — я до сих пор считаю, что предать меня не сможет никто (смеется).

— То есть вы по-прежнему в людях не понимаете?

— Да, и все мои близкие мне говорят: «Боря, ты идиот!».

— Я увидел у вас на столе книгу воспоминаний Черчилля, а сами-то вы когда-нибудь мемуары напишете?

— Над ними как раз работаю уже лет 15, даже больше, но опубликованы они никогда при моей жизни не будут. Называются они, естественно, «Люблю», и каждая там глава — это женщина в моей судьбе...

— Получится в результате описание новейшей истории России?

— Нет, это взгляд на тот или иной период под проекцией ее и моей любви друг к другу, и когда мне говорят: «Боря, ты, наверное, из-за каких-то неурядиц в политике, в бизнесе переживаешь», они абсолютно не понимают, что я в это время совершенно по другому переживаю поводу — для меня основному. Главное — это мои чувства к женщине, а все остальное — так, поэтому мне легко живется, и поэтому сплю я всегда безмятежно. Бессонница у меня только тогда, когда в этом плане что-то не получается, а экстрадиция, политическое убежище... Да, это важно, и я не хорохорюсь: эмиграция вообще тяжелая история, особенно когда с государством воюешь. Я разве в суде против Ромы Абрамовича бьюсь? — против меня вся машина российская государственная запущена, но когда у тебя правильный приоритет веры — любовь, а все остальное побоку, спится удивительно хорошо.

«ЕВРЕЯМ ВСЁ ТЯЖЕЛО ДАЕТСЯ. НО ВСЁ...»

— Вы неоднократно заявляли, что собираетесь возвратиться в Россию. В Лондоне вам, судя по всему, неплохо, у вас здесь, как я понимаю, решены все вопросы, и, думаю, Великобритания никогда (хотя и есть мудрое правило: никогда не говори «никогда») вас России не выдаст. Вы по-прежнему рано или поздно хотите вернуться домой?

— Ну, смотрите: мы переехали сюда не по своей воле — я просто понял, что в России нас ждет... Как раз после гибели подводной лодки «Курск», когда все уже стало ясно, у меня был разговор с женой. «Лен, — я сказал, — никаких проблем, мы можем остаться. Я буду одним из самых близких к Володе людей, но он настолько внутри своей системы, настолько гэбье насело, что влиять на ситуацию я не смогу. Вначале пытался, но увидел, что с этим не справлюсь, а закончит он плохо, его повесят на рее»...

— Вам уже тогда это казалось?

— В 2000 году. «Его, — сказал, — повесят на рее, но меня повесят, видимо, перед ним, потому что скажут: «Привел его ты». От этого я никогда не отмажусь, поэтому, Лен, у нас с тобой есть выход — уехать. Будет тяжело, будут преследовать, будут гнобить, но это шанс выжить, а здесь этого шанса нет». Я, кстати, искренне считаю, что Путина повесят на рее за то, что он сейчас делает (может, ногами вверх — не знаю). Худший сценарий, который он для себя придумал, ведет прямо к такому финалу и его, и всех, кто с ним рядом, — собственно, поэтому я и уехал.

— Вопрос возвращения в Россию перед вами в настоящее время стоит или нет?

— Да, и считаю, что никто не имеет права ограничивать мои передвижения по миру и тем более въезд на Родину по политическим соображениям (как бы они ни пытались представить это иначе). Я не могу сказать, что у меня ностальгия, что без России увядаю и прямо-таки умираю, но, конечно, скучаю (и больше всего — по снегу).

Разумеется, я сразу вернусь, как только Генеральный прокурор перестанет меня приглашать. Случится это, думаю, очень скоро, потому что, какой бы режим после Путина, который тянет страну в прошлое, ни появился, кто ни пришел бы к власти, коммунисты или красно-коричневые, им непременно придется пройти проверку на лояльность к будущему, то есть никто не станет сводить счеты с прошлым — все будут смотреть вперед.

— Поэтому и Ходорковского освободят?

— И его, и Лебедева, и других политических заключенных, а вторыми в очереди здесь, в Лондоне, стоим мы, страдальцы-эмигранты, и, разумеется, никто не сможет противостоять нашему возвращению, потому что я знаю, что большинство людей, которые здесь, готовы... Никогда бы они не уехали из России, если бы могли рассчитывать там на такой же суд, как в Анг­лии, поэтому мы готовы предстать перед любым российским судом, если он будет независимым от политики в такой же степени, как английский.

— Хочу попросить у вас прощения за то, что отнял столько времени...

—...а я прошу извинить за поток сознания.

— Что вы, какой поток — я получил огромное удовольствие, а напоследок хочу спросить: вы сегодня счастливым себя ощущаете?

— Вообще-то, я бесконечно счастлив всю свою жизнь — это нормальное состояние генетического оптимиста.

— В судьбу при этом вы верите?

— Я абсолютно не мистификатор, не конспиролог, но верю, и более того, ее знаю. Например, главный в моей судьбе тезис: мне ничего просто так не дается — вот ничего! На этот счет такой анекдот есть: евреям все тяжело дается. Но все...

Так вот, мне ничего просто так не дается — мало того, я получаю это тогда, когда уже не хочу. Вот устал, ничего мне уже не надо, и в этот момент, — на, возьми! — но есть такой взгляд на жизнь: если невероятные совпадения (вроде истории с часами, которую я вам поведал) с тобою случаются, это означает, что идешь дорогой, предназначенной тебе судьбой. Удивительные вещи в твоей жизни — это вехи, отметины, чтобы не сбился с пути, и я вам сейчас только одну расскажу историю, потому что подобных ей было много и до сих пор они происходят. Большего значения, меньшего — не важно, главное — подтверждение, что я до сих пор иду по своему пути, а с точки зрения теории вероятности эта история фантастическая, поэтому нежизненная, но между тем реальная.

Это был 98-й год, и секретарь сообщил мне: «Борис Абрамович, вас в Орден Святого Константина хотят принять». Тогда шелухи этой было вокруг немало: графья вдруг откуда ни возьмись появились...

—...князья...

—...и княгини, и я сказал: «Да пошли они...». Опять названивают, опять предлагают, но отказался я наотрез, и тут мне звонит Любимов, которого я очень уважаю.

— Юрий Петрович или Саша?

— Юрий Петрович (Сашу я уважал тоже). «Борис, — говорит, — я сам член этого Ордена. Поверь мне, это история чистая, поэтому я прошу...». Нужно было пройти процедуру — как же она называется?

— Посвящение, очевидно...

— Да, и нас несколько человек было. Все это в Большом театре происходило — Володя Васильев организовывал, и должно было состояться в сентябре, а потом дату несколько раз переносили и, в конечном счете, на 23 января назначили, точно в мой день рождения, на три часа дня. Конечно, это абсолютно не связанные события, но как сейчас помню: сижу я у себя в офисе, и появляется Слава Сурков, с которым мы тогда еще совсем недолго были знакомы. «Послушай, — говорит, — ты олигарх, тебе дарить нечего, поэтому сделаем по-простому: я коллекционирую монеты, и вот у меня «двойник» — античная золотая монета с изображением императора Константина Великого: дарю!». Она 337-м годом до нашей эры датируется... Я Славе рассказываю, что через пару часов иду прямо на посвящение, и понимаю, что эту монетку должен честно передать в Орден, поскольку просто функцию посредника исполняю.

...Проходит 10 лет, может, чуть меньше, день рождения у меня уже здесь, в Лондоне, приезжает создатель НТВ Игорь Малашенко ко мне и говорит: «Боря, что тебе дарить, я не знаю», после чего вручил точно такую же монетку, как у меня была когда-то в течение трех часов. Ее я уже никому не передал... (Пауза). Ну как такое может происходить? — не понимаю.


Источник: http://bulvar.com.ua/gazeta/archive/s18_66090/8095.html


Рекомендуем посмотреть ещё:



Тайна рождения Великого Кобзаря. Часть 2 / Статьи / ФРАЗА Шуточные поздравления с днём рождения подругу



Какую вещь андрей григорьевич хотел подарить своему старшему сыну Величко Андрей Феликсович. Гатчинский коршун (принц-3)
Какую вещь андрей григорьевич хотел подарить своему старшему сыну История двух династий - Газета Ноев Ковчег
Какую вещь андрей григорьевич хотел подарить своему старшему сыну Русский архистратиг / Православие. Ru
Какую вещь андрей григорьевич хотел подарить своему старшему сыну Трудовая биография
Какую вещь андрей григорьевич хотел подарить своему старшему сыну B2B-MRSK - электронная торговая площадка
Какую вещь андрей григорьевич хотел подарить своему старшему сыну Бесплатная программа для раскрутки групп ВКонтакте Блог
Более 25 лучших идей на тему «Подарки своими руками» на Внимание! Грамоты для детского сада и спортивные являются авторскими Итоги VII Всероссийского конкурса «Лучшее муниципальное Необходимые документы Visa Management Service Оригинальные Поздравления


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ